Дорогие друзья и коллеги, соратники и единомышленники.

Я принадлежу к той части нашего Форума, которая действует в России. Позволю себе высказаться в качестве российского оппозиционного активиста и с этой позиции поделиться некоторыми наблюдениями и соображениями к действию. Если мой текст побудит к размышлениям и практическим выводам, буду считать его небесполезным.

Говорить о резких негативных изменениях ситуации в России последних лет было бы банальностью. Они общеизвестны. Характеристика путинского режима как фашистского стала общепринятой. Этот термин, безотносительно к историко-политологическим тонкостям, означает диктатуру правящей бюрократической олигархии – опирающуюся на политическое насилие, монополизированную экономику, культурное мракобесие и идеологию агрессивной архаики. Система, контуры которой обозначились уже в начале 2000-х, утвердилась с 2014 года, а в 2020 году конституировалась официально.

Тому, что существует у нас ныне, трудно найти аналоги в отечественной, да и в мировой истории. Обычно применяются сравнения со сталинизмом и гитлеризмом. Они более-менее адекватны, но не в полной мере. Полное отсутствие моральных, религиозных, идеологических ограничителей, даже уголовных понятий, придаёт правящему режиму РФ совершенную уникальность. Установлен феноменальный порядок беспредела – не столько бандитского, сколько чекистского, то есть тотально античеловеческого. Как христианскому демократу и солидаристу, мне не хотелось бы произносить таких слов, но реальность выше наших мировоззрений: классовая диктатура ведёт жестокую классовую борьбу по самым «кондовым» матрицам.

Тем самым обществу навязана новая, ужесточённая повестка. Политическая методология российской оппозиции, происходящая от позднесоветской перестройки и сумбурной демократии 1990-х, окончательно дезактуализировалась. Мы имеем дело не с Горбачёвым, не с Ельциным, даже не с «ранним» Путиным. Привычные методы критических выступлений, уличных акций, избирательных кампаний изжили себя.

Этот режим нельзя подорвать критикой. Он не скрывает своей мерзости, а гордится ею, выставляет её напоказ. Зато крайне болезненно реагирует на предметные, физические поражения. К примеру, уличные движения допускаются лишь в самых подконтрольных формах, иначе пускается в ход ОМОН. С предрешённым исходом. Но какая истерика начинается при любом акте физического сопротивления – почти всегда от людей, ранее не имевших отношения к политическим протестам!

Разговоры об участии в выборах либо демонстрируют запредельную наивность, либо обосновывают служение режиму (как в случае Явлинского). Рассуждения о «постепенном расширении пространства свободной дискуссии», «усилении гражданского потенциала в рамках действующей законности», «смене власти на выборах» и т.п. чаще всего исходят от тех, кто намерен встроиться на подсобных ролях в преступную систему диктатуры.

Такого рода режимы не терпят электоральных поражений. Никогда не проигрывали выборов Саддам Хусейн или Муамар Каддафи (хотя ритуальные голосования временами проводили). Выбор стоит иной: между вариантами свержения этих двух диктаторов. Хотелось бы предотвратить пересечение последней черты.

Каковы альтернативы?

Первый сценарий – нечто подобное ХХ съезду КПСС: трансформация режима, организованная его верхушкой с дозированными разоблачениями и определённой либерализацией. Некоторые признаки проявляются уже сейчас. Известные конфликты «силового блока» с «финансовым», сурковско-кириенковских манипуляторов из Администрации президента с патрушевско-бортниковскими карателями из Совета безопасности, различных силовых ведомств за господствующее положение, руководителей ФСБ за вакансию первого заместителя. Эти частные моменты номенклатурной грызни, при последовательном завершении, влекут немаловажные перемены. Но они означают для страны дальнейшие тяжёлые потери (хотя бы из-за неясности исторических сроков). А главное – как и в случае XX съезда – закрепление олигархической системы и новый цикл гниения.

Второй сценарий – «внеправовое» опрокидывание режима. Это самое корректное из возможных определений.

Уже очевидно: любая политическая деятельность, дозволяемая властями, по определению бессмысленна. Дозволяется лишь то, что не представляет для властей угрозы. Впрочем, и этот вывод уже представляется устаревшим. «Измайловские события» 13 марта наглядно доказывают: ни полное законопослушание, ни официальные статусы не гарантируют от преследований. Скорее обратное: любая оппозиционность гарантирует запрет и преследования (если в каком-то эпизоде их не происходит, то лишь по недосмотру: «не ваша заслуга, а наша недоработка» – известное выражение НКВД).

Взглянем в глаза реальности: легальная оппозиционная деятельность становится невозможной. Правового поля нет. Дальнейшие действия следует планировать, исходя из этой констатации.

С другой стороны, реальные опасения и максимально жёсткую реакцию вызывают выступления, прямо нацеленные на правящую группировку, её главарей, её идеологические основы и ключевые направления её политики. Атаки на Путина лично, на представителей олигархической верхушки, на репрессивные органы, на «духовные скрепы», поддержка украинских революционеров или сирийских повстанцев воспринимаются гораздо болезненнее правозащитных требований. Очевиден и реальный страх перед «разжиганием ненависти» – раскрытием лица врага с обращением к массе «ватников». Бывают исторические условия, когда пресловутый «язык ненависти» единственно адекватен (если не слишком мягок).

Очевидны и приоритеты страха в отношении элементов оппозиции. Наиболее серьёзного отношения удостаиваются организации «модели XX века» – с оргструктурой, вертикальным построением и руководством, не говоря о подпольном уклоне. В них усматривается, и не зря, настоящая опасность для режима. По ним наносятся самые жестокие удары. Будь то «Сеть», штабы Навального или теневые сообщества. Организации постмодернового, сетевого принципа явно не вызывают больших опасений.

Исходя из этих констатаций – естественно, заметных не мне одному – я предлагаю подумать о переформатировании структуры и деятельности Форума. Побуждением для меня стала недавняя видеоконференция, посвящённая праву на восстание. Очень показательно и очень позитивно, что данная тема встала на обсуждение – значит, Форум не отстаёт от реальных политических тенденций. Но думается, не стоит ограничиваться очень важными, но чисто теоретическими выкладками. Я предложил бы обдумать практическую сторону.

Наша цель – развитие России на путях европейской правовой цивилизации. Без чекистской диктатуры. Без красно-левацкой либо бандитской альтернативы. Такое возможно, если снос режима произойдёт в обозримые сроки. Наша задача – ускорить. Изнутри и извне.

Мы продолжаем ожидать оптимизации западной политики в отношении режима РФ. Такие признаки тоже появились – чёткое высказывание президента Байдена стоит томов пропаганды. Важно претворение заявлений в дела: бойкот, санкции, поддержка антикремлёвских движений, реальное жёсткое противодействие (Рональд Рейган не ограничивался фразой об империи зла – он снабжал оружием тех, кто против этой империи воевал на трёх континентах). Форуму следует выступить с соответствующим обращением – усилить давление на режим и прекратить его экономическую подпитку. Но решающие события, при любом международном раскладе, всё равно произойдут в самой России.

Мне довелось анализировать проявления «внеправовой» оппозиционности, которую я назвал бы спонтанным сопротивлением. В том же Петербурге – и не только – происходила череда таких действий. Обычно разрозненных, не имеющих структурной связи. Совершаемых, я бы сказал, активистами «ночной политики», далёкими от формальной принадлежности к оппозиционным организациям. Некоторые из таких акций оборачивались уголовными делами.

Мы не можем поддерживать уличные нападения на представителей власти и провластных лоялистов, поджоги объектов режимной пропаганды и т.п. Но мы должны обратить внимание на эту тенденцию – сопротивление «глубинного народа». В конечном счёте исход противостояния определится именно им. Как в середине 1950-х «разоблачение культа личности» на XX съезде было ускорено восстаниями заключённых в ГУЛАГе и «хулиганскими оккупациями» на воле. Как в середине 1980-х подтолкнули к перестройке «итальянская забастовка» в госхозяйстве, рост теневой экономики и бытовой уголовщины. Я понимаю, как шокирующе могут звучать эти тезисы. Но не вижу, в чём они расходятся с реальностью.

Необходимо сохранять и развивать интеллектуальные площадки нашего Форума, продолжать плодотворные дискуссии, готовить проекты для будущего свободного общества. Но я предлагаю дополнить эти направления новым – активным проникновением в среду бытового сопротивления. Этот потенциал необходимо направить в русло осознанного протеста и социально-политического созидания. Вместо поджогов «фабрики троллей» – формирование ячеек дворовой взаимоподдержки, свободных профсоюзов, низовых оппозиционных групп. Скажем, «красно-чёрная» баннерная кампания ведётся в самых что ни на есть «спально-пролетарских» кварталах Северной столицы. Соединить политическую активность оппозиции с назреванием социального бунта представляется оптимальным.

Сам я придерживаюсь взглядов, близких к либеральному консерватизму. Правые либералы и консерваторы для меня наиболее естественные и органичные союзники. Но конкретный политический расклад в современной России, её суровая реальность, и в этом диктует по-своему. Из оппозиционных сил наиболее активны и упорны в борьбе носители идей социал-популизма, антиимперского национализма и антитоталитарного левого радикализма. Консолидируются движения, подобные Антиимперскому блоку, Народному сопротивлению, Нации и свободе.

При осознании описанных реалий целесообразно некоторое организационное переструктурирование Форума. Формирование местных штабов, занимающихся мониторингом такого рода явлений и координирующих группы активистов на этом направлении. Возможно, через несколько месяцев появится своего рода «организационно-политический макет». Опираясь на который можно будет моделировать дальнейшее.

Был бы благодарен за мнения по вышесказанному. Со своей стороны, готов внести любые уточнения, пояснения и конкретизации.

Евгений Бестужев, политолог, участник рабочей группы по демократическому транзиту ФСР